Автор Тема: "Большая восьмерка" и валютный рынок  (Прочитано 3711 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн АрхивариусАвтор темы

  • Moderator
  • *
  • Thank You
  • -Given:
  • -Receive:
  • Сообщений: 7576
  • +1267/-9
  • Вопрос лучше сперва задать на форуме, а не в личку
    • Просмотр профиля
Больная "восьмерка"
       
       В Петербурге прошла встреча министров финансов стран G8. Обозреватель "Власти" Сергей Минаев напоминает, что эта организация была создана как тайное общество, принимающее судьбоносные решения так, чтобы о них не пронюхала пресса. Сейчас G8 совсем на себя не похожа.

Совершенно секретно

       Когда в 1970-х годах создавалась G7 (Group of Seven, "большая семерка"), все было очень интересно и таинственно. Началась история 15 августа 1971 года, когда президент США Ричард Никсон выступил с телеобращением к нации и объявил о новой экономической политике. Она заключалась в том, что США отказывались от золотого стандарта, при котором доллары обменивались на золото, а все валюты индустриальных стран были привязаны к доллару фиксированным обменным курсом. Кроме того, президент повышал на 10% импортные тарифы на текстильные товары, тем самым выполняя свое предвыборное обещание защитить американскую текстильную промышленность. Заместитель министра финансов по валютным вопросам Пол Волкер, который, собственно, и разрабатывал новую экономическую политику ("Я очень беспокоился, не будут ли американцы унижены отказом от золотого стандарта",-- вспоминал он), развил бурную международную деятельность. Поначалу он информировал о новой политике своего японского приятеля Юсуке Касиваги, который не был ни министром финансов, ни даже его заместителем, а всего лишь советником министерства, но Волкер доверял именно ему. С Японией договариваться пришлось потому, что повышенные пошлины были направлены именно против ее текстильного экспорта в Америку.
       Затем Пол Волкер несколько лет ездил по миру, решая валютные проблемы. Главная проблема возникла в феврале 1973 года -- американцы собирались девальвировать доллар на 10% по отношению к золоту и хотели убедить японцев ревальвировать иену на 10%, чтобы уменьшить грандиозный дефицит внешнеторгового баланса Японии. Прибыв в Токио, Волкер убеждал министра финансов Киичи Аичи согласиться на эту валютную операцию. Тот отказался, предложив взамен ввести свободно плавающий курс иены: "А если валютный рынок поднимет курс иены на 20%, тут уж ничего не поделаешь". Пола Волкера такой вариант устроил, и он направился на американскую военную базу, чтобы немедленно вылететь в Европу и предложить французам и немцам согласиться на девальвацию доллара с компенсацией в виде повышения курса иены. И с возмущением вспоминал: "Как выяснилось, в американских ВВС существует правило, согласно которому пилоты должны иметь определенное время на отдых. Мы не могли взлететь. Пришлось звонить в Вашингтон и будить министра обороны. Он разрешил взлет -- но мы потеряли несколько драгоценных часов". В Европе Пол Волкер для начала поговорил с немецким министром финансов Гельмутом Шмидтом, попросив того убедить французского министра Валери Жискара д`Эстена. Потом слетал в Лондон, заручился поддержкой британцев и провел переговоры с Жискаром д`Эстеном. В итоге европейцы согласились, и доллар был девальвирован на 10%. Однако ведущие индустриальные страны не решились на совместную золотую интервенцию на рынке, золото очень подорожало, это, по выражению Пола Волкера, "выбило психологическую почву из-под ног доллара", и в марте 1973 года пришлось ввести свободно плавающий курс всех ведущих мировых валют.
       Опыт столь судьбоносных переговоров с полетами на военных самолетах настолько впечатлил министров финансов и их заместителей, что они решили организовать специальную группу. 25 ноября 1973 года газета New York Times писала: "Американский министр финансов Шульц встречается с коллегами из Франции, Великобритании, Западной Германии и Японии, чтобы обсудить реформирование мировой валютной системы. Провести встречу было запланировано в Отоне, фамильном замке французского министра финансов Жискара д`Эстена, но место было изменено в последний момент, потому что про него пронюхала пресса... Пять стран сформировали неофициальную группу для обсуждения вопросов, связанных с необходимостью навести порядок в мировых валютной и платежной системах, участники переговоров столкнулись с трудными вопросами вроде будущей роли доллара и золота, а также ухудшающегося состояния мировой экономики". А 28 ноября New York Times сообщила: "В выходные прошла секретная встреча высших финансовых чиновников США, Франции, Великобритании, Западной Германии и Японии, на которой обсуждалась реформа валютной системы западного мира... Италия выступила с официальным протестом в связи с тем, что не была приглашена на эту секретную встречу".
       Потом Шмидт стал канцлером Германии, Жискар д`Эстен -- президентом Франции, и неофициальная группа министров финансов по проведению секретных встреч стала вполне официальной G7 (туда пустили не только протестовавшую Италию, но и Канаду). Таким образом, G7 в определенном смысле является организацией прорвавшихся к власти министров финансов. Заметим, что Пол Волкер в 1979 году стал главой ФРС и получил возможность в этом качестве участвовать в заседаниях министров финансов и глав ЦБ G7. Некоторое время в ходе встреч участников группы принимались действительно важные решения. 22 сентября 1985 года Пол Волкер и министр финансов США Джеймс Бейкер пригласили своих коллег из Великобритании, Франции, Западной Германии и Японии в Нью-Йорк (Италия и Канада опять оказались в стороне) и по итогам встречи выпустили заявление, в соответствии с которым пять стран "готовы более тесно сотрудничать" в деле снижения курса доллара -- явно намекнув на крупномасштабную совместную интервенцию против американской валюты. Доллар тут же упал до самого низкого уровня за 12 лет.
       
       В свободном доступе
       
        Встречи министров финансов G7 давно перестали быть секретными и судьбоносными. Журналисты знают, где встречаются министры,-- прессу на эти встречи просто-таки зазывают. Сами совещания проходят, правда, без участия журналистов -- но все понимают, что ничего особенного там не обсуждается. Мировые финансовые рынки по привычке пытаются обнаружить признаки какого-то секретного сговора министров и трактовать невинные и постоянно повторяющиеся в принимаемых по итогам встреч коммюнике призывы к азиатским странам "вести более гибкую валютную политику" как повторение 1985 года. Мол, если Китай не откажется от фиксированного курса юаня, а Япония не прекратит скупать доллары для понижения курса иены, индустриальные страны выступят с совместной валютной интервенцией с целью понижения курса доллара. Однако ясно, что никакой совместной интервенции не будет. Во-первых, США не устают повторять, что являются сторонниками сильного доллара. Во-вторых, совместные интервенции начала 2000-х годов в поддержку падающего евро не дали никакого результата -- евро начал расти значительно позднее и по другим причинам. В-третьих, все более полноправным участником встреч становится Россия -- за рубли она, что ли, будет продавать доллары на мировом валютном рынке в ходе совместной интервенции? То, что после встреч министров финансов G7 доллар обычно немного падает, свидетельствует всего лишь о том, что для игры против американской валюты спекулянтам годятся любые поводы, даже придуманные.
       Дело дошло до того, что главной темой обсуждения G7 в последнее время стала прозрачность мирового нефтяного рынка -- министры финансов Великобритании и Франции вызвались лично инспектировать нефтедобывающие страны, чтобы убедить их раскрыть информацию о нефтедобыче и нефтяных запасах (см. "Власть" #47 за 2005 год). Инспекционную поездку они действительно совершили, но добились от арабских производителей лишь создания базы данных JODI, в которой всего лишь систематизируется официальная информация из различных источников (причем составители этой базы откровенно признают, что информация часто ненадежна).
         Неделю назад в Петербурге на встрече министров финансов на этот раз не G7, а G8 участники снова сосредоточились на нефтяной теме, но смогли всего лишь сказать, что проблема цен на нефть решается не так просто и требует сотрудничества производителей и потребителей. Представитель США Джон Сноу особо остановился на проблеме инфляции, но высказался чрезвычайно расплывчато: "Мы видим, что инфляция в мире немножко ускоряется, но не такими темпами, чтобы вызывать тревогу; важно, чтобы руководители центральных банков на это обратили внимание". Особенно следует отметить то удивительное обстоятельство, что Сноу перед приездом в Петербург вообще-то уже подал в отставку и президент Джордж Буш нашел ему преемника. Какая уж тут секретность и судьбоносность совещания министров с участием отставников! Прессе пришлось искать сенсацию в совсем уж экзотической теме, обсужденной в Петербурге. Мол, Китай, Индия, Бразилия и Южная Корея продвигают свою продукцию на рынки беднейших развивающихся стран, предоставляя тем торговые кредиты на покупку этой продукции,-- между тем у беднейших стран и так достаточно долгов. Так что от такой практики следует воздержаться. Даже Петербургский международный экономический форум, прошедший на прошлой неделе, вызвал больше внимания прессы, чем встреча министров финансов G8,-- потому что на форуме выступил президент Путин, который отметил, что золотовалютные резервы России в 2006 году могут превысить объем ее государственного и частного внешнего долга и российские власти не нуждаются во внешних заимствованиях -- напротив, погашение долгов идет ускоренными темпами.
         Удивляться не следует. Какие проблемы ведущие индустриальные страны, пережившие валютные баталии 1970-х годов, могут тайно обсуждать с Россией, валюта которой до сих пор является неконвертируемой? Такова судьба многих международных организаций. ООН тоже начала свою деятельность в 1946 году с речей колумбийца Эдуардо Зулеты-Анхела и британского премьера Клемента Эттли, которые говорили о судьбоносных вещах -- о готовности маленьких стран поступиться своим суверенитетом в интересах всеобщего мира и о готовности великих держав выступить в роли полицейских, совместно поддерживающих в мире цивилизованность. И чем все закончилось? Войнами, спорами великих держав и обвинениями чиновников ООН в коррупции.
       
В ожидании G8

        Меньше чем через месяц в Петербурге откроется саммит G8. Мероприятия, приуроченные к саммиту, идут полным ходом. В начале июня встречались министры образования и министры науки стран "восьмерки", 9 июня -- министры финансов, 15-16 июня -- министры внутренних дел, юстиции и генеральные прокуроры (от России был заместитель генпрокурора Александр Звягинцев). На конец июня запланирована встреча министров иностранных дел. А еще по ходу дела -- Международная антинаркотическая конференция, Международный форум НПО "Общественная восьмерка-2006" и Всемирный саммит религиозных лидеров. В середине июля в Петербурге пройдет Российский социальный форум, на который, как ожидается, съедутся российские антиглобалисты.
       Идет и неформальная подготовка к саммиту. 6 июня Владимир Путин встретился с бывшим госсекретарем США Генри Киссинджером, 8 июня Россия выдала Сербии Драгана Зеленовича, бывшего офицера военной полиции боснийских сербов, обвиняющегося Гаагским трибуналом в геноциде, 13 июня Дмитрий Медведев на экономическом форуме в Петербурге выступил в роли фактически единственного преемника Путина, а на стадионе имени Кирова устроили концерт "Стоп контрафакт". А 15 июня российский президент слетал в Шанхай на юбилейный саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), на котором обсуждался ряд геополитических вопросов, которые могли бы заинтересовать и G8.
       В дни саммита "восьмерки" попасть в Петербург будет непросто. С 13 июля будет закрыта акватория Невы и восточной части Финского залива, а с 15 по 17 июля аэропорт Пулково будет принимать только самолеты официальных делегаций.