Автор Тема: Экономические последствия арабского восстания  (Прочитано 2783 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн ХазарАвтор темы

  • Thank You
  • -Given:
  • -Receive:
  • Сообщений: 49
  • +0/-0
    • Просмотр профиля
Политические беспорядки на Ближнем Востоке имеют мощные экономические и финансовые последствия, в частности потому, что они увеличивают риск стагфляции, смертельного сочетания замедленных темпов роста экономики и резкого увеличения уровня инфляции. Действительно, если возникнет стагфляция, существует риск второй волны рецессии глобальной экономики, которая едва-едва вышла из первой волны кризиса, причем худшего кризиса за десятилетия.

Серьезная нестабильность на Ближнем Востоке в исторической перспективе всегда являлась источником резких колебаний нефтяных котировок, которые, в свою очередь, вызвали три из последних пяти глобальных рецессий. Война Йом-Киппур 1973 года вызвала резкий рост цен на нефть, приведя к мировой стагфляции в 1974-1975. Революция в Иране в 1979 году привела к аналогичному стагфляционному росту нефтяных котировок, кульминацией процесса стала рецессия 1980-81гг. И, наконец, вторжение Ирака в Кувейт в августе 1990 года привело к взлету нефтяных котировок, причем в то время, когда американский банковский кризис уже тянул Америку в сторону рецессии.

Цены на нефть также играли роль и в последней, вызванной финансовыми причинами глобальной рецессии. К лету 2008 года, непосредственно перед крушением Lehman Brothers, нефтяные котировки выросли за год в два раза, достигнув своего пика в 148 долларов за баррель и нанеся завершающий смертельный удар по уже и без того ослабевшей и борющейся с трудностями глобальной экономике, пострадавшей от финансовых шоков.

Мы пока не знаем, распространится ли политическая зараза с Ближнего Востока на другие страны. Беспорядки еще могут быть остановлены и отступить, вернув нефтяные котировки на более низкие уровни. Но существует серьезный шанс того, что восстания распространятся, дестабилизировав Бахрейн, Алжир, Оман, Иорданию, Йемен и в конечном счете Саудовскую Аравию.

Даже до последних политических потрясений Ближнего Востока цены на нефть успели вырасти, преодолев уровни в 80-90 долларов за баррель, и этот рост был вызван не только «жадными до энергии» экономиками развивающихся рынков, но также и фундаментальными факторами: валом ликвидности в связи с активами и сырьем на развивающихся рынках, возникшим благодаря близким к нулю процентным ставкам и политикой количественного смягчения развитых экономик; импульсивным и стадным поведением; ограниченными и негибкими поставками нефти. Если угроза прерывания поставок распространится дальше Ливии, даже простой риск снижения объемов добычи и экспорта может привести к резкому увеличению «надбавки за страх» за счет накопления запасов нефти из предосторожности инвесторами и конечными потребителями.

Последнее увеличение цен на нефть, и связанный с ним рост цен на другие сырьевые товары, особенно продукты питания, подразумевает несколько неприятных последствия (даже если не брать риск жестких гражданских беспорядков). Во-первых, инфляционное давление будет расти в уже перегретых экономиках развивающихся рынков, где цены на нефть и продукты составляют две трети потребительской корзины. Учитывая же слабый спрос со стороны медленно растущих развитых экономик, рост цен на сырьевые товары может привести лишь к небольшому первичному воздействию на потребительскую инфляцию там, и практически нулевому воздействию на базовую инфляцию. Но все равно развитые страны не выйдут из ситуации невредимыми.

И правда, второй риск, который несут в себе высокие нефтяные цены – шок для всех импортеров энергоресурсов и сырья, связанный с соотношением импортных и экспортных цен и располагаемого дохода – ударит по развитым экономикам особенно сильно, причем тогда, когда они только-только вышли из рецессии и все еще пребывают в состоянии бледного, анемичного восстановления.

Третий риск заключается в том, что рост цен на нефть уменьшит уверенность инвесторов и усилит нежелание рисковать, что приведет к коррекции на фондовых рынках, которая будет оказывать негативный эффект на потребление и капитальные расходы. По уверенности потребителей и уверенности бизнеса тоже будет нанесен удар, что еще больше подорвет спрос. Если цены на нефть вырастут еще сильнее – дойдя до пиковых значений 2008 года – развитые страны резко замедлятся, многие могут даже вернуться в состояние рецессии. А если цены останутся на текущих уровнях большую часть года, глобальный рост замедлится и инфляция усилится.

Какие действия с политической стороны возможны для снижения риска стагфляции? В краткосрочной перспективе их несколько: Саудовская Аравия – единственный член ОПЕК с возможностями для увеличения объемов поставок – может увеличить выработку, а США могут использовать свой стратегический нефтяной запас для увеличения предложения нефти на рынке.

Со временем – но это может занять годы – потребители могут начать инвестировать в альтернативные источники энергии и уменьшить уровень спроса на ископаемые виды топлива при помощи налогов на углерод и новых технологий. А так как энергетическая и продовольственная безопасности – это вопрос в такой же степени экономики, в какой и социальной и политической стабильности, политика, которая приведет к уменьшению колебаний сырьевых цен, должна быть в интересах как производителей, так и потребителей.

Но действовать надо уже сейчас. Переход от автократии к демократии на Ближнем Востоке, вполне вероятно, будет ухабистым и нестабильным, в лучшем случае. В странах со сдерживаемым стремлением к более высоким доходам и уровню социального обеспечения, демократический пыл может привести к серьезным дефицитам бюджета, чрезмерным требованиям в области заработных плат и высокой инфляции, что в конечном счете вызовет жесткий экономический кризис.

Поэтому для региона должна быть разработана смелая новая программа помощи, по модели Плана Маршалла для Западной Европы после Второй мировой войны, или по образцу поддержки, оказанной Восточной Европе после крушения Берлинской стены. Финансирование должно идти от Международного Валютного фонда, Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития, а также оказываться в рамках двусторонней поддержки, предоставляемой США, Европейским Союзом, Китаем и странами Залива. Цель – стабилизировать экономики этих стран, пока они осуществляют свой тонкий политический переход.

Ставки высоки. Нестабильные политические переходы могут привести к серьезным уровням социальных нарушений и беспорядков, организованному насилию и/или гражданской войне, подпитывая дальнейшие экономические и политические потрясения. Учитывая нынешнюю чувствительность нефтяных котировок к рискам, страдания не ограничатся Ближним Востоком.

Нуриэль Рубини – председатель Roubini Global Economics (www.roubini.com), профессор школы бизнеса Стерна в Нью-Йоркском Университете (NYU’s Stern School of Business), соавтор книги «Кризисная экономика» (Crisis Economics).

Оригинал публикации: The Economic Consequences of the Arab Revolt

ИноСМИ.ru