Автор Тема: Великая африканская стратегия Китая  (Прочитано 2809 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн abc0000Автор темы

  • Thank You
  • -Given:
  • -Receive:
  • Сообщений: 222
  • +5/-0
    • Просмотр профиля
Начиная с Берлинской конференции 1883 года, которую король Бельгии Леопольд II назвал «дележом африканского пирога», Запад наделил сам себя исключительными правами на Африку южнее Сахары. Но хотя века борьбы за прекращение колониального правления и апартеида не сильно изменили положение вещей, сегодня влиянию Запада бросил вызов Китай, который не меньше Запада жаждет заполучить богатые запасы полезных ископаемых и ресурсов Африки.

Китай завоевывает репутацию по всему континенту, т.к. присоединяется к совместным антиколониальным движениям сопротивления и относится к континенту серьезно. На следующей встрече Форума китайско африканского сотрудничества (CACF), созданного для содействия развитию торговли и инвестиций, которая состоится в конце этого года, примут участие 46 глав африканских государств и китайские руководители. В любом случае китайский президент Ху Цзиньтао, вице-президент Цзэн Цинхун и премьер-министр Вэнь Цзябао посещают континент регулярно.

Шаги Китая по укреплению связей с Африкой имеют три цели: наладить надежные поставки энергетических и минеральных ресурсов, снизить влияние на континент Тайваня (который сотрудничает с шестью из 26 стран, с которыми Китай поддерживает полноценные дипломатические отношения) и усилить быстрорастущее мировое влияние Китая.

Китай вложил миллиарды долларов в африканские нефтяные производства, в горнодобывающую промышленность, в транспортную систему, в системы выработки и передачи электроэнергии, в телекоммуникации и иные составляющие инфраструктуры. За один только 2004 г. прямые иностранные инвестиции Китая в Африке составили $900 млн. из $15 млрд. общих инвестиций в континент.

Например, представители Китая выплатили почти $2,3 млрд., чтобы получить 45% акций одного из морских нефтяных месторождений Нигерии, и пообещали вложить дополнительные $2,25 млрд. в разработку резервов. Анголе, которая на данный момент экспортирует 25% своей добытой нефти в Китай, была выделена ссуда на $2 млрд. в обмен на договор о поставке в Китай 10 тыс. баррелей нефти в день.

Судан, поставляющий 7% от общего нефтяного импорта Китая, пользуется самыми крупными китайскими инвестициями. Национальная нефтяная корпорация Китая владеет 40% акций Нефтяной компании Верхнего Нила (Greater Nile Petroleum Company) и вложила три миллиарда в переработку нефти и сооружение нефтепровода. Более того, четыре тысячи солдат Китайской народной армии освобождения задействованы на юге Судана для охраны нефтепровода.

Торговые показатели говорят о таком же быстрорастущем влиянии. Объем китайско-африканского товарооборота вырос на 700% за 90-е гг. XX века, увеличился вдвое с 2000 по 2003 гг. до $18,5 млрд., а затем подскочил до $32,2 млрд. за первые 10 месяцев 2005 года. И хотя торговые и инвестиционные связи с Китаем помогли в 2005 году повысить общий показатель экономического роста континента до рекордной отметки в 5,2%, Китай также списал $10 млрд. из всех долгов африканских стран.

Но более близкие отношения привели к серьезным разногласиям. Африканские страны стали крупными покупателями китайского оружия и военного оборудования. Поставка нового оружия на такой нестабильный континент, и без того насыщенный оружием, едва ли приемлема. Но как выразился заместитель министра иностранных дел Китая Чжоу Вэньчжун: «Бизнес есть бизнес, и Китай отделяет бизнес от политики».

Возможно, более тревожным для будущего является поддержка Китаем авторитарных африканских лидеров. Ведь экономический рост в отсутствие социальной справедливости только сохраняет отсутствие нормальных условий жизни для большинства населения Африки и приносит выгоду крохотному богатому меньшинству.

Более того, тот факт, что за одно десятилетие Китай изменил баланс сил в Африке, сместив США и Великобританию на третье и четвертое места и споря с Францией за первое место в качестве главного экономического и торгового партнера континента, вызвал раздражение у его конкурентов. Франция расширила наблюдение за деятельностью Китая в Африке. Чтобы теснее связать Европу с Африкой, премьер- министр Великобритании Тони Блэр даже предложил отменить сельскохозяйственные субсидии Европейского Союза, предусмотренные единой сельскохозяйственной политикой.

Африка — единственная оставшаяся в мире «легкодоступная цель», где иностранные государства могут сражаться за доступ к полезным ископаемым. Но последнее, что нужно Африке, это стать полем битвы экономической и политической войны. Как африканцам известно из прошлого опыта, у стран нет друзей — только интересы.

Надвигающийся конфликт в Дарфуре является подтверждением этой проблемы. Несмотря на свои заявления о приверженности политике невмешательства, интерес Китая к суданской нефти подразумевает обратное: Китай угрожает наложить вето на любую резолюцию Совета Безопасности ООН, которая может ввести санкции против арабского правящего класса суданского правительства, чьи войска и вооруженные формирования, связанные с правительством, вершат геноцид против чернокожего населения Судана с помощью военных вертолетов китайского производства, базирующихся на авиабазах, которые содержатся китайскими нефтяными компаниями.

До тех пор, пока экономические интересы Китая в Африке будут оказывать влияние на политическое развитие континента, эти ужасы будут продолжаться. Возможно, экономика Африки будет развиваться, но африканцы будут по-прежнему страдать.

Саноу МБАЙЕ — экономист из Сенегала и бывший член группы старших управляющих Африканского банка развития.

«День»