Автор Тема: К «Гайдаровскому форуму»: секта «Свидетелей Гайдара», «Священная Инвестиция» и о  (Прочитано 1325 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн ЮНГАвтор темы

  • Thank You
  • -Given:
  • -Receive:
  • Сообщений: 1520
  • +239/-205
  • ГРААЛЬ - зто торговля на откатах цены.
    • Просмотр профиля
К «Гайдаровскому форуму»: секта «Свидетелей Гайдара», «Священная Инвестиция» и ожидание конца экономики
Начало рецессии в России

В Москве состоялся очередной слёт российских министров экономического блока, приглашённых бывших и давно списанных в утиль европейских лидеров и всяческих экспертов по «шоковой терапии» — «Гайдаровский форум». И хоть прорывных идей от его участников никто давно не ждёт, любопытно взглянуть на него для диагностики состояния неолиберальной мысли России. На сегодняшний день она описывается формулировкой: «Всё плохо, будет хуже, но ничего менять не следует».
Стагнация неолиберальной мысли

Для общего понимания практической ценности «Гайдаровского форума» перенесёмся на год назад. Тогда, в январе 2013 года, открывая очередной форум, Дмитрий Медведев потребовал от министров достичь устойчивого роста ВВП не менее чем в 5%. Правда, «гайдаровцы» выразили откровенный скептицизм в отношении премьерских «хотелок», и практика показала, что они были правы, — по итогам минувшего года ВВП страны подрастёт (по предварительным оценкам) лишь на 1,3%. Год нынешний, по мнению многих экспертов, в том числе из правительства, будет по этому показателю ещё скромнее.

Парадокс заключается в том, что неолиберальная мысль не считает ухудшающуюся макроэкономическую ситуацию сигналом к коренным преобразованиям. Такова центральная линия большинства выступлений самых видных спикеров форума. Люди, определяющие экономическую политику нашей страны, по-прежнему выступают за продолжение размещения резервов в иностранной валюте и иностранных ценных бумагах и как огня боятся вложений в проекты внутри страны. Правда, некоторые подвижки всё же состоялись — после распоряжения Владимира Путина вскрыть фонды для финансирования российских инфраструктурных проектов экономисты в правительстве заговорили о допустимости таких действий. Однако выдвинули встречное условие — в реализации должен обязательно участвовать частный бизнес. Учитывая, что, как правило, такие проекты имеют слабую перспективу окупаемости, требование это равносильно саботажу — заранее ясно, что бизнес, особенно в условиях продолжающегося мирового кризиса, не будет вкладываться в российские дороги. В общем, получается, что год прошёл, экономика страны просела, а либеральная мысль так и не сдвинулась с прежних позиций.

Этому можно найти как минимум три объяснения.

Первое — российские неолибералы никакие не экономисты, а лишь прикидываются. На самом деле они участники архаичной секты «свидетелей Гайдара». Этим можно объяснить их сакральную веру в силу рынка, от которой давно уже отказался весь мир, включая их былых кумиров. Либо же эти люди ждут конца света и потому не видят смысла что-то менять и проводят всё время в чтении неолиберальных заговоров, дабы очиститься перед неизбежным концом.

Второе — российские неолибералы видят своей целью замену инерционного катастрофического сценария падения нашей экономики на сценарий «плавной посадки». Не потому, что они заинтересованы в крахе, а потому, что работа по его предотвращению предполагает слишком много рисков для них лично и слишком много усилий с их стороны, которые вряд ли будут вознаграждены. То есть сейчас им работается слишком уютно и комфортно, чтобы брать на себя какую-то спасательную миссию, а в случае «мягкой посадки» они спокойно уйдут в отставку, перейдя на не менее денежные должности в коммерческих структурах. Очень в духе заветов Гайдара, между прочим.

Третье — наши неолибералы таки заинтересованы в скатывании страны в рецессию, и их слабые попытки её притормозить — всего лишь элемент давления на противостоящие им политические силы. Дескать, если не выполните наши условия, отожмём тормоза и пустим состав с горочки. Для аргументации прибегают к дискурсу о «Священной Инвестиции». Он выглядит в общих чертах так:

Известно, что спасти Россию от краха могут только инвестиции, то есть вложения частного бизнеса, ибо вариант вложений государства противоречит неолиберальной российской доктрине (см. пример выше). Однако «чрезмерная зарегулированность экономики и неясное будущее» (tm) отбивает у бизнеса желание вкладываться в нашу страну. И чем хуже наши макроэкономические показатели, тем ниже это желание. Получается замкнутый круг.

Однако выход есть — нужно «создать условия для бизнеса» (tm). Во-первых, снизить налоговую нагрузку, затем отменить все проверки, потом стимулировать внутренний спрос раздачей населению кредитов. Обязательным условием является прекращение попыток борьбы государства с офшорами — бизнес не терпит давления и должен сам выбирать себе удобную гавань. Следует также прекратить порочную практику замораживания тарифов и немедленно пресечь все разговоры о намерениях власти вкладывать резервы в проекты развития.

В довесок требуется на государственном уровне принять догмат о нормальности педерастии и выпустить всех «политзаключённых» (tm). Вот тогда бизнес почувствует себя в безопасности, и на Россию снизойдёт Священная Инвестиция.

Есть и четвёртое объяснение происходящему — всё это часть плана по доведению нас до недееспособного уровня с целью проведения окончательной приватизации, которая пока буксует. Но неизбежно расцветёт пышным цветом, в случае дальнейшего ухудшения обстановки — во-первых, стоить активы будут копейки, во-вторых, иных срочных источников пополнения бюджета не останется, в-третьих, политическую власть неолибералы таки убедят в неспособности государства управлять хозяйством.

Впрочем, все вышеприведённые варианты могут вполне уживаться между собой в разных пропорциях.
Кружок борьбы с экономическим мракобесием

Альтернатива неолиберальному скатыванию в пропасть была доходчиво представлена академиком Евгением Примаковым на проходящем параллельно заседании «Меркурий клуба». В своей речи он констатировал неудовлетворительную работу экономического блока правительства, его незамотивированность на достижение роста и идеологическую зашоренность. Кроме того, призвал к более активному использованию средств фондов для финансирования инфраструктурных проектов, исходя из их социальной значимости, а не рентабельности.

Отметим, что Примаков говорит об этом давно и является одной из самых крупных фигур, открыто противостоящих неолиберальной идеологии в нашей стране. Увы, даже несмотря на свой авторитет, он лишь слегка разбавляет её монополию.

Помимо Примакова открыто выступает против существующего экономического порядка и академик Сергей Глазьев. Вспомним, что год назад он выступил с развёрнутой программой альтернативного развития страны (подробнее о ней здесь и здесь). Однако пока что к ней не прислушались, хотя решение вскрыть ФНБ, может быть, стало и её следствием тоже.

Пока что складывается ощущение, что Владимир Путин пытается найти некий компромисс между противоположными подходами, всё более склоняясь к концепции Примакова —Глазьева по мере ухудшения экономической ситуации и систематического разочарования действиями правительства. Но какой компромисс может быть между разнонаправленными процессами? Можно либо понуро и послушно брести в сторону собственного кладбища, либо бежать от него изо всех сил. Да, при этом есть риск поломать ноги, но лучше похромать потом некоторое время на костылях, чем лечь навсегда и глубоко.

Очевидно, что приближающаяся (а по некоторым данным, наступившая) стагнация российской экономики есть следствие стагнации неолиберальной мысли. В минувшем году у правительства были благоприятные условия для проведения позитивных реформ — высокие цены на нефть, слабеющий рубль; однако вместо требуемых Медведевым 5% роста мы получили 1,3%. И это на фоне оживления ведущих мировых экономик. Пророчествую, что на следующем «Гайдаровском форуме» неолибералы будут упирать на то, что нужно ускорить приватизацию и усерднее молиться на Священную Инвестицию, ибо сказано: «конец близок и неотвратим».


http://www.odnako.org/blogs/show_36061/
Жизнь хороша, и жить хорошо. А хорошо жить ещё лучше.