Автор Тема: Рублевая зона расширяется  (Прочитано 2789 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн swingerАвтор темы

  • Thank You
  • -Given:
  • -Receive:
  • Сообщений: 244
  • +11/-2
    • Просмотр профиля
Идея отказа Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) от собственной валюты не нова. Кстати, из всех непризнанных республик на пространстве б. СССР собственные деньги ввел только Тирасполь: Абхазия и Южная Осетия так и остались в "рублевой зоне", а Нагорный Карабах использует армянский драм. В мае нынешнего года, в разгар так называемой "экономической блокады" Приднестровья со стороны Молдавии и Украины (закрывших в марте свои границы для экономических агентов региона, не прошедших регистрацию в Кишиневе), президент ПМР Игорь Смирнов и вице-премьер РФ Александр Жуков подписали протокол, предусматривающий расширение двусторонних экономических связей. Есть в этом документе и пункт о возможном переходе Приднестровья на российскую валюту.

Если верить Смирнову, подготовка к столь ответственному шагу ведется чуть ли не под прямым руководством Центробанка РФ (комментировать подобного рода утверждения в ЦБ отказываются). Еще в июне Смирнов сообщил, что специалисты ЦБ провели комплексную проверку Приднестровского республиканского банка (ПРБ), в том числе в связи со звучащими из Кишинева обвинениями в отмывании денег, и остались полностью удовлетворены его работой и уровнем прозрачности. Кроме того, была проверена деятельность в целом банковской системы Приднестровья, включая коммерческие банки, и тоже – никаких принципиальных замечаний, лишь несколько рекомендаций по совершенствованию законодательства в данной сфере. Как оказалось, все приднестровские банки "соответствуют российскому стандарту".

Незадолго до недавнего "судьбоносного" референдума о будущем Приднестровья председатель комитета по внешним связям Верховного совета ПМР Валериан Тулгара сообщил, что российские и приднестровские эксперты, которым, в соответствии с упомянутым майским протоколом, было поручено изучить вопрос о переходе республики на российскую валюту, вынесли положительный вердикт. По мнению самого парламентария, переход на российский рубль выгоден не только приднестровцам, но также российским инвесторам, вкладывающим в регион солидные средства. По данным министерства экономики ПМР, восемь крупнейших промышленных предприятий республики уже принадлежат России, а всего российский капитал присутствует в 300 предприятиях. "Единственная возможность уберечь этот капитал от потрясений, особенно сейчас, когда Кишинев делает все, чтобы подорвать экономику региона, – это ввести у нас российский рубль", – считает Тулгара.

Накануне референдума с заявлением о том, что введение в Приднестровье в качестве национальной валюты российского рубля может состояться уже в 2007 г., выступил и Республиканский банк. А зампред ПРБ Илья Черногор отметил, что на протяжении многих лет Национальный банк Молдавии неоднократно направлял предписания национальным банкам стран СНГ с требованием прекратить все корреспондентские отношения с банковской системой мятежной республики, и "единственной страной, не внявшей этим доводам, стала Россия, весь объем расчетно-платежных операций Приднестровья по-прежнему осуществляется через российскую банковскую сеть".

Как известно, 97% жителей Приднестровья, принявших участие в референдуме, высказались за независимость с "последующим свободным присоединением к России". Уже на следующий день Игорь Смирнов объявил в данной связи о ряде политических и экономических реформ, в том числе "по гармонизации налогового, таможенного и финансового законодательства с законодательством РФ". При этом приднестровский лидер особо подчеркнул, что дал поручение ПРБ о подготовке к "вхождению в рублевую зону". Сразу после этого Смирнов слетал в Москву для новой встречи с Жуковым, по результатам которой был подписан очередной протокол.

В Тирасполь президент ПМР вернулся воодушевленный, но о достигнутых договоренностях предпочел особо не распространяться. По имеющимся данным, в связи с "экономической блокадой" Приднестровья Москва оказала региону помощь в размере $67 млн., эти средства пошли на покрытие бюджетного дефицита и поддержание курса приднестровского рубля. Предпринимаются и другие шаги. Так, в ближайшее время может быть принято решение о признании созданных в ПМР акционерных обществ, благодаря чему их ценные бумаги смогут котироваться на российских фондовых биржах. Это, в частности, позволит приднестровским предприятиям брать кредиты в российских банках под залог своих акций. Однако о планах включения ПМР в российскую денежную систему ничего не известно. Центробанк отсылает за комментариями к правительству, в пресс-службе которого говорят, что ничего "не могут ни подтвердить, ни опровергнуть". По словам же главы департамента финансовой политики Минфина РФ Алексея Саватюгина, инициативу приднестровских властей "можно только приветствовать, но сейчас это вряд ли осуществимо, прежде всего потому, что подобные решения – скорее, политический шаг, нежели экономический", а политически "это нам вряд ли нужно".

Впрочем, никаких особых телодвижений со стороны России, и даже ее официального согласия на замену приднестровского рубля российским, вообще-то и не требуется. "Любое государство может решать вопрос о хождении иностранной валюты на своей территории", – говорит Игорь Смирнов и ссылается на пример Черногории, которая еще несколько лет назад в одностороннем порядке перешла на евро. В такой трактовке ситуация коренным образом отличается от ситуации с переходом на единую валюту России и Белоруссии. В данном случае речь не идет о каких-то эмиссионных и прочих обязательствах РФ, а тем более о создании второго эмиссионного центра. И правильней говорить не о введении в ПМР в свое внутреннее обращение российского рубля (который и так там обращается без ограничений), а о признании его единственным законным платежным средством и отказе от собственной валюты. Учитывая же, что с 1 июля российский рубль официально стал свободно-конвертируемой валютой, – проблем вообще никаких. Хотите рассчитываться между собой нашими деньгами – что ж, на здоровье. И экономически и политически Москва остается здесь как бы ни причем.

Оговорка "как бы", тем не менее, не случайна. Не беря на себя обязательств, чреватых обвинениями в "подрыве территориальной целостности Молдавии", Москва в то же время легко может помочь Тирасполю в осуществлении его планов. Денежная масса ПМР, выраженная в собственной валюте, составляет всего около 700 млн. приднестровских рублей (примерно 65% общей денежной массы) – это приблизительно 2,2 млрд. российских рублей, или немногим более $80 миллионов. Право, это не та сумма, которую нельзя перевести в регион в виде той ли иной помощи, причем даже без умысла на "последующее свободное присоединение".

Утро